Легко ли стать инвалидом? —

Легко ли стать инвалидом?


Де- факто легко. Несчастье настигает нежданно-негаданно. Некоторых уже в детстве. Но получить статус инвалида де – юре совсем не просто

Министерство труда и социальной защиты насчитало в России около 13 миллионов инвалидов. И в этом числе нет Андрея Сергеевича Нестерова, жителя Ейска, 1985 года рождения. Несмотря на его диагноз: «несовершенный остеогенез» и связанные с ним бесконечные переломы костей. «Бесконечные» – это не образное выражения, это реальность, с которой Андрей живет с детства.

Де- факто легко. Несчастье настигает нежданно-негаданно. Некоторых уже в детстве. Но получить статус инвалида де – юре совсем не просто

Министерство труда и социальной защиты насчитало в России около 13 миллионов инвалидов. И в этом числе нет Андрея Сергеевича Нестерова, жителя Ейска, 1985 года рождения. Несмотря на его диагноз: «несовершенный остеогенез» и связанные с ним бесконечные переломы костей. «Бесконечные» – это не образное выражения, это реальность, с которой Андрей живет с детства.

 

Несоверше́нный остеогене́з, на латыни osteogenesis imperfecta, а иначе «несовершенное костеобразование»- группа генетических нарушений, приводящих к дефициту коллагена. Так как коллаген – важный белок в структуре кости, это заболевание влечёт за собой слабые или ломкие кости. Болезнь в большинстве случаев передается по наследству от родителей.

 

О том, что в семье, с которой она породнилась, существовали подобные проблемы, Ольга Романова узнала от свекрови. Не сразу. Первый перелом ее сын Андрей получил вместе с первыми шагами, в десять месяцев. Малыш взрослел, но травмы не отступали. Они преследовали. К марту 1999 года, когда в краевой клинике Андрею поставили диагноз: «несовершенный остеогенез и нарушение осанки», он уже пережил 13 травм. Среди них – неоднократные переломы голени и берцовой кости, локтевой кости и локтевого сустава. Медики подтвердили повышенную врожденную ломкость костей, нарушение осанки, плоскостопие, килевидную деформацию грудной клетки и кифосколиоз костей 2-ой степени.

 

Но, несмотря на заключение краевых врачей, Ейский филиал ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю» (МСЭ) категорию «Ребенок-инвалид» Андрею Нестерову установило лишь в 2001 году, когда ему исполнилось 16 лет. Освидетельствование было оттянуто во времени в связи с еще одним переломом, который было необходимо прежде (по утверждению ейского МСЭ ) вылечить. До достижения 18 лет, возраста окончания действия официального статуса инвалида, он получил еще один перелом наружной лодыжки. В 2003 году 18-летнему Андрею поменяли категорию ребенок-инвалид на 3-ю группу инвалидности сроком на 1 год. Пенсия – 3,5 тысячи рублей.

«Хоть что-то. Общий доход семьи небольшой», – говорит Ольга Романова.Но в следующем году Ейское бюро МСЭ «хрустального человека» инвалидом не признало, ведь целый год он прожил без переломов.«Это сейчас мы знаем, что можно было оспорить решение ейского бюро в краевой инстанции, – с горечью признается мама Андрея, – тогда же мы приняли это заключение как окончательное».

 

Несколько лет Нестеров жил, пытаясь обмануть себя и семью, в том, что он такой же, как все: здоровый. Ну, или почти здоровый. Стал работать транспортировщиком на АРЗ-570, где заведовала бюро пропусков его мама. Выбор профессии был ограничен, ведь болезнь отразилась на учебе. В общеобразовательной школе Нестеров проучился лишь два года, а затем – коррекционная школа. Не задалась и учеба в ПУ. Почти 8 лет проработал Андрей на ейском авиаремонтном заводе, но в 2010 году его кости вновь напомнили о своей хрупкости. Молодой человек получает открытый перелом берцовой кости голени и закрытый двойной перелом малой берцовой кости. В Ейской ЦРБ его прооперировали. Но аппарат Елизарова не смог предотвратить неправильного сращивания и искривления костей. Левая нога стала короче на 2 сантиметра. В 2011 году «хрустальный человек» вновь попадает в больницу из-за застарелых повреждений суставов. В этом же году ейское МСЭ, наконец, устанавливает ему 3-ю группу инвалидности. Вновь на один год. В 2012 году эта же организация Андрея инвалидом не признала, несмотря на то, что передвигаться он мог лишь с тростью и готовился к операции на коленном суставе в Краснодаре. В ноябре в Краснодарской краевой клинике ему удали мениск, а в июле 2013 года, в ходе консультации по поводу рекомендаций для МСЭ по месту жительства, Краснодарский ортопед Коржик А.Ф. подтвердил и неправильно сросшиеся переломы костей левой голени, и варусную деформацию голени, и посттравматический артроз левого коленного сустава. Рекомендацию краевого специалиста отделение МСЭ по месту жительства проигнорировало. В инвалидности Андрею в очередной раз отказали.

 

Игнорирует руководство Ейского филиала ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю», в лице Елены Скобаро, и обращение депутатов Совета МО Ейский район. По словам депутата райсовета, директора АРЗ-570, Александра Речестера, он «и не предполагал, что позиция чиновницы будет столь категоричной, вопреки весомости медицинских заключений и явности последствий заболевания». На заседание профильной депутатской комиссии, специально созванной для рассмотрения вопроса помощи Андрею Нестерову, руководство ейского филиала федеральной структуры МСЭ не пришло. Не удалось поговорить с руководителем этой структуры Еленой Скобаро и журналистам. То директор “на учебе”, то не отвечает, то неназванное лицо на другом конце провода просит перезвонить.

По информации Александра Ресчестера, по необъяснимым причинам, из актов Ейской МСЭ от 30.07.2014 года и Краснодарской МСЭ от 20.08.2014 года исчезла существенная информация. Она в соответствии с требованиями Правил признания лиц инвалидами, позволяла определить комплексную оценку состояния организма гражданина Нестерова на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев.

 

В феврале следующего года Андрей Нестеров отметит свое тридцатилетие. И практически каждый прожитой год отмечен переломом. Более двух десятков меток-зарубок оставила болезнь, которая никогда его не покидала, но лишь трижды официально признавалась специалистами Ейского филиала ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю», как основание для установления ему статуса «инвалида». Статуса, который дает (пусть и не очень значительные), но все же очень необходимые ему меры социальной поддержки. Ведь трудоустройство его проблематично. Работодатели отдают предпочтение квалифицированным кадрам с достаточно высоким коэффициентом полезного действия. КПД Андрея не может быть высоким в силу ограниченности образования и предписаний врачей о дозированных нагрузках и обязательных курсах лечений. До настоящего времени А.Нестеров не имеет профессии, не может работать и не имеет средств к существованию.

«Он взрослый ребенок, – объясняет Ольга Романова, – но его очень тяготит, что он ничего не делает. Выходит лишь в сопровождении друзей и родных. Панически боится порожков и ступеней».

«Боюсь запнуться,- признается Андрей, – а работать … конечно хотел бы. Обращался в ЦЗН. Но когда приходил куда-нибудь с палочкой, в приеме отказывали. Говорили, что условий труда для меня нет».

 

Получить работу в соответствии с квотами для инвалидов он не может (он же не инвалид). Признать (или не признать) «хрустального человека» инвалидом может лишь бюро МСЭ после того, как он вылечит очередной перелом, на этот раз – костей левой голени со смещением. В апреле ему сделали очередную операцию, но хрупкость костей ограничивает возможности медиков. В настоящее время Андрей передвигается по дому на костылях. Помогает ему мать. В этом году она стала пенсионеркой, получающей от государства ежемесячно 7 тысяч 200 рублей.

0 0 vote
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments