Во имя всех тех, кого уже нет — Ейск Инфо — Главные новости города

Во имя всех тех, кого уже нет


Часто слышу фразу от мальчиков, которые не хотят служить в армии: «Я у Родины не занимал, на каком основании должен ей какой-то долг отдавать?». Встречаясь вместе со своими юнкорами в этом году с ветеранами боевых действий в поселке Комсомолец, разговаривая с ними, записывая интервью, мне показалось, что нашла ответ на этот глупый мальчуковый вопрос. (Именно мальчуковый: трудно назвать мужчиной особь мужского рода, которая трусливо прячется за маминой юбкой). 

 

Да, должны. Должны тем 27-ми миллионам советских людей, что погибли в той страшной войне во имя будущего своих потомков. 

 

Должны прабабушкам за их не-детство, проведенное в полях и на заводах в тяжелом труде («всё для фронта, всё для Победы»).

 

Должны тем 1,5 миллионам блокадникам, что умирали от голода 872 дня в Ленинграде. «В осаде Ленинграда погибло больше мирных жителей, чем в аду Гамбурга, Дрездена, Токио, Хиросимы и Нагасаки вместе взятых», – писал в 1977году американский политический философ Майкл Уолцер. 

 

Во имя тех 214 детей, что были замучены в Ейске, в фашистской душегубке.

 

Должны не только мужчины. Должны мы – девочки, девушки, женщины – мы должны воспитывать наших мальчиков мужчинами, за которых говорят их дела и поступки, а не глупые статусы в Контакте или фото в Инстаграмме.

 

Всегда верила в то, что если завтра война (не дай Бог!), то мы, русские люди, неважно какой национальности, как один поднимемся и пойдем защищать свою землю, своих дом, своих детей и детей из детского дома (ведь чужих детей не бывает, не так ли?). И вот однажды человек на пару лет младше меня, сказал, что я наивна и ничего не видела в этой жизни, раз верю в такую свою придуманную глупость. «Кто, по-твоему, выжил после Великой Отечественной войны?». По мнению моего собеседника, выжили, по большей части, только трусы и предатели. Соответственно, основное населения нашей страны сегодня – потомки трусов и предателей. Логично предположить, что пресловутые гены заставят их спрятаться в норку и сдаться без боя любому агрессору. Моя хата с краю… Сказать, что я была в шоке? Не скажу. Просто растерялась и не нашла, что ответить… Впервые в жизни.

 

Этот разговор преследовала меня полгода. Я не удержалась, и всем ветеранам, приходивших к нам в гости в школу во время нынешнего месячника «За веру, Кубань и Отечество», задавала два вопроса: «Если завтра война, кто пойдет воевать? А пойдете ли вы?» Несложно угадать, что про себя отвечали бывшие воины. Но, после минутной задумчивости, эти закаленные огнем и металлом люди уверенно отвечали: «Да, наши дети, наша молодежь воевать пойдет». Причем не только юноши, но и девушки возьмут в руки оружие и, если надо, пойдут защищать свою Родину. Именно Родину. Не страну. Вот такой вот нюанс.

 

Родина – это не правительство, не депутаты и даже не президент. Родина – от слова Род, а род – это поколения кровных родственников, происходящих от одного предка. 

 

Родина, она же Отчизна. Отчизна, от древнерусского «отецъ» – отец, предок, род, вотчина, избранная земля, земля отцов. 

 

Потому моя Родина – это мой дом, мой сад, мои родители. Могила моего деда, который не увидел ребенка своей младшенькой дочери – восьмой в семье, потому что умер от ран, полученных на фронте. 

 

Моя Родина – это первая учительница, которая научила меня любить книгу. 

 

Моя Родина – это мои братья и сестры, которые живут в далеком Сыктывкаре, и с которыми мы видимся очень редко. Но если пришла беда, то расстояние для нас не имеет значения, мы приходим друг другу на помощь.

 

Моя Родина – это два кота, старый и молодой, просто потому, что они встречают меня с работы радостным урчанием.

 

Моя Родина сейчас – это те мальчишки и девчонки, вместе с которыми мы спорим и ругаемся в кабинете школьного самоуправления. Дарим праздники и радость общения ветеранам. С которыми несем Вахту Памяти на мемориале павшим воинам-односельчанам и сажаем Лес Победы на пустыре возле школы.

 

Вот это – моя Родина. И вот за эту Родину я пойду и воевать, и умирать. Не за правительство. Не за президента. И этой Родине я с удовольствием ежедневно отдаю долг своим честным трудом, детскими достижениями, участием в жизни школы и района.

 

В русском языке слово «долг» имеет два значения. И долг Родине – нравственные обязанности человека, выполняемые из побуждений совести. 

 

Миллионы людей отдали жизнь за то, чтобы мы имели право жить. Так, может, перестанем искать грязь там, где ее нет, перестанем ныть и причитать по поводу «тяжелого» долга. А начнем просто жить и работать, участвуя в жизни Родины, развивая её и совершенствуя? 

Часто слышу фразу от мальчиков, которые не хотят служить в армии: «Я у Родины не занимал, на каком основании должен ей какой-то долг отдавать?». Встречаясь вместе со своими юнкорами в этом году с ветеранами боевых действий в поселке Комсомолец, разговаривая с ними, записывая интервью, мне показалось, что нашла ответ на этот глупый мальчуковый вопрос. (Именно мальчуковый: трудно назвать мужчиной особь мужского рода, которая трусливо прячется за маминой юбкой). 

 

Да, должны. Должны тем 27-ми миллионам советских людей, что погибли в той страшной войне во имя будущего своих потомков. 

 

Должны прабабушкам за их не-детство, проведенное в полях и на заводах в тяжелом труде («всё для фронта, всё для Победы»).

 

Должны тем 1,5 миллионам блокадникам, что умирали от голода 872 дня в Ленинграде. «В осаде Ленинграда погибло больше мирных жителей, чем в аду Гамбурга, Дрездена, Токио, Хиросимы и Нагасаки вместе взятых», – писал в 1977году американский политический философ Майкл Уолцер. 

 

Во имя тех 214 детей, что были замучены в Ейске, в фашистской душегубке.

 

Должны не только мужчины. Должны мы – девочки, девушки, женщины – мы должны воспитывать наших мальчиков мужчинами, за которых говорят их дела и поступки, а не глупые статусы в Контакте или фото в Инстаграмме.

 

Всегда верила в то, что если завтра война (не дай Бог!), то мы, русские люди, неважно какой национальности, как один поднимемся и пойдем защищать свою землю, своих дом, своих детей и детей из детского дома (ведь чужих детей не бывает, не так ли?). И вот однажды человек на пару лет младше меня, сказал, что я наивна и ничего не видела в этой жизни, раз верю в такую свою придуманную глупость. «Кто, по-твоему, выжил после Великой Отечественной войны?». По мнению моего собеседника, выжили, по большей части, только трусы и предатели. Соответственно, основное населения нашей страны сегодня – потомки трусов и предателей. Логично предположить, что пресловутые гены заставят их спрятаться в норку и сдаться без боя любому агрессору. Моя хата с краю… Сказать, что я была в шоке? Не скажу. Просто растерялась и не нашла, что ответить… Впервые в жизни.

 

Этот разговор преследовала меня полгода. Я не удержалась, и всем ветеранам, приходивших к нам в гости в школу во время нынешнего месячника «За веру, Кубань и Отечество», задавала два вопроса: «Если завтра война, кто пойдет воевать? А пойдете ли вы?» Несложно угадать, что про себя отвечали бывшие воины. Но, после минутной задумчивости, эти закаленные огнем и металлом люди уверенно отвечали: «Да, наши дети, наша молодежь воевать пойдет». Причем не только юноши, но и девушки возьмут в руки оружие и, если надо, пойдут защищать свою Родину. Именно Родину. Не страну. Вот такой вот нюанс.

 

Родина – это не правительство, не депутаты и даже не президент. Родина – от слова Род, а род – это поколения кровных родственников, происходящих от одного предка. 

 

Родина, она же Отчизна. Отчизна, от древнерусского «отецъ» – отец, предок, род, вотчина, избранная земля, земля отцов. 

 

Потому моя Родина – это мой дом, мой сад, мои родители. Могила моего деда, который не увидел ребенка своей младшенькой дочери – восьмой в семье, потому что умер от ран, полученных на фронте. 

 

Моя Родина – это первая учительница, которая научила меня любить книгу. 

 

Моя Родина – это мои братья и сестры, которые живут в далеком Сыктывкаре, и с которыми мы видимся очень редко. Но если пришла беда, то расстояние для нас не имеет значения, мы приходим друг другу на помощь.

 

Моя Родина – это два кота, старый и молодой, просто потому, что они встречают меня с работы радостным урчанием.

 

Моя Родина сейчас – это те мальчишки и девчонки, вместе с которыми мы спорим и ругаемся в кабинете школьного самоуправления. Дарим праздники и радость общения ветеранам. С которыми несем Вахту Памяти на мемориале павшим воинам-односельчанам и сажаем Лес Победы на пустыре возле школы.

 

Вот это – моя Родина. И вот за эту Родину я пойду и воевать, и умирать. Не за правительство. Не за президента. И этой Родине я с удовольствием ежедневно отдаю долг своим честным трудом, детскими достижениями, участием в жизни школы и района.

 

В русском языке слово «долг» имеет два значения. И долг Родине – нравственные обязанности человека, выполняемые из побуждений совести. 

 

Миллионы людей отдали жизнь за то, чтобы мы имели право жить. Так, может, перестанем искать грязь там, где ее нет, перестанем ныть и причитать по поводу «тяжелого» долга. А начнем просто жить и работать, участвуя в жизни Родины, развивая её и совершенствуя? 

Комментарии

Пожалуйста, войдите чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о